Гарри Резниковский

ОБИДА

- Здравствуйте! А что же вы молчите? Что в дом не приглашаете?
- Не ждали ...
- Никто не ждет. А я вот пришел.
- А к кому?
- А к папаше вашему, к отцу, так сказать, семейства. К вам-то вроде не по чину, вы бы к нам сами, ножками. По повестке: в такой-то день, в такой-то час. К брату вашему старшему - это да, ему уже по рангу положено - под барабанный бой и на площади. Ну да сами знаете...
- Что же мы на пороге стоим. Заходите в дом. Чаю хотите? Кофе? Я мигом. Только папе скажу.
- Скажите, конечно. А от кофе вынужден отказаться. Дел сегодня много, не управляюсь.
- Нет, я настаиваю! - Благодарствуйте. А еще, барышня, вы мне комнату покажите, где бы мы с папой могли уединиться.
- Я думаю, что в его кабинете.
- Вот и славно. А вот и он... Здравствуйте! Как здоровье? Как детишки, радуют успехами? Что же вы молчите? Впрочем понимаю, понимаю...
- Я не знаю почему Государь решил так... Я всегда... Везде... Я даже... Но... если он считает, что это необходимо... я готов. - Не торопитесь. А то вы нас с этой спешкой без жалования оставите. Вам как выгоднее - чеками платить или по кредитной карточке? Вы ведь по этой части дока.
- Я больше по стратегическим вопросам: налоги, поборы, регулирование мздоимства в соответствии с экономической целесообразностью.
- Наслышан. От многих клиентов, которых посещал ранее... А сегодня довелось и от самого Государя...
- И что же он?
- Был очень опечален, увидев, что на новой монете снова отчеканен ваш лик. Но еще более огорчило его то обстоятельство, что в казне и этих-то монет удалось ему нашарить не более десятка. Государь наш, как вы знаете, все делает крайне обстоятельно, вот и на сей раз он перевернул сундук, в коем помещается казна и забравшись под него провел там со свечой и фавориткой не менее трех четвертей часа. После чего вызвал меня и попросил вас навестить.
- Так ведь это же фаворитка! Я знаю эту алчную особу! Я...
- Боюсь, что вы не знаете фаворитки.
- Да почему же! Знаю! Под ее широкими юбками может уместиться содержимое и не такой казны, как наша!
- Я же говорил, что вы не знаете фаворитки. Она носит узкие брюки для верховой езды. Что же касается той особы, о которой вы говорите, я ее, кажется, припоминаю. Так вот под ее юбками уместился только деревянный кол. Так какую форму оплаты вы предпочитаете?
- Я хочу поговорить с Государем!
- Не стоит, право, его по таким пустякам беспокоить.
- В таком случае я вынужден вам заявить, что у меня нет денег для оплаты ваших услуг!
- Ай как некрасиво! У меня ведь семья, уважаемый. И у всего нашего коллектива есть семьи, детишки. А из-за таких, как вы они неделями не видят конфет!
- Хорошо, я выпишу чек.
- Вот и молодец. От людей вам спасибо. От детишек спасибо.
- Вот шелковый галстук. Он вам годиться?
- Ну зачем же мне ваш галстук, помилуйте. У меня с собой инструментарий есть. А галстук оставьте. Потом лучше в галстуке, эстетичнее... Ну, к делу. Не будем отвлекаться.
- Где мне сесть?
- Здесь. Расслабтесь, подумайте о чем-нибудь приятном, ну там южное море, прохладное пиво...
- А это..
- Нет! Уверяю вас нет! Ну-с, вот так... Оп-па! Ах, да. Последнее желание!
- Ой, вы знаете мне было так трудно дышать.
- Что поделаешь, в этом и заключается смысл процедуры. Так что бы вы хотели?
- Так сразу я не могу сказать. Можно мне подумать?
- Время идет, дело стоит. Ну хорошо, только недолго.
- Я бы хотел... Хотел бы я... Черт его знает!
- Оп-па! Еще. Еще. Еще чуть-чуть. Вот. Родственники! Родственники! Какой вид будем придавать папочке?
- А вы умеете?
- Конечно. У нас в коллективе только специалисты широкого профиля.
- Как мило! Я думаю надо сделать его вдумчиво-серьезным, как при жизни.
- Хорошо.
- Только морщинки уберите, он редко хмурился.
- Пожалуйста. И галстучек сейчас повяжем, так вот. Идет ему галстучек, а?
- Скажите, а от вашего коллектива тоже будет венок?
- Непременно. А как же? Хороший же был человек. А ошибки, что ж, конь о четырех ногах, и то - сами знаете... А молодому человеку на ошибках поучится стоит. Вы ведь тоже по этой части собираетесь?
- Да, да, да! А теперь уходите - ваш кофе остыл и я его вылил!
- Вот так, барышня, у вашего брата никакого почтения к старшим!
- Он вздорный человек. Сделать еще?
- Нет! Тяжелый, но почетный долг, понимать же надо! А он тут просто конфронтацию устраивает. Грустно, грустно, барышня, наблюдать такое. Я ухожу. Я и пить-то не собирался. Если всюду кофе пить - это же никакого сердца не хватит...

cialis mexico pharmacy